I. Понятие формы вины понятие вины Формы вины Глава II. Виды умысла Прямой умысел



Скачать 382.62 Kb.
страница3/3
Дата09.01.2018
Размер382.62 Kb.
Название файлакурсовая работа (2).docx
ТипГлава
1   2   3

Глава 2. Виды умысла
2.1 Прямой умысел
Умысел — наиболее распространенная форма вины. Умышленно совершается большинство преступлений.

Понятие «умысел» дается в ст. 25 УК. В зависимости от психологических особенностей он делится на прямой и косвенный, основные признаки которых раскрываются в разных частях указанной статьи.

Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления (ч. 2 ст. 25 УК).

Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно их допускало или относилось к ним безразлично (ч. 3 ст. 25 УК).

В приведенном законодательном определении прямого и косвенного умысла содержится указание на следующие признаки умышленной вины:


  1. осознание лицом общественной опасности своего действия (бездействия);

  2. предвидение возможности или неизбежности (при прямом умысле) наступления общественно опасных последствий;

  3. желание их наступления (прямой умысел) или сознательное их допущение либо безразличное к ним отношение (косвенный умысел)12.

Первые два признака характеризуют процессы, происходящие в психике субъекта, и поэтому составляют интеллектуальный элемент (компонент) прямого и косвенного умысла.

Третий признак, заключающийся в желании или сознательном допущении последствий либо безразличном к ним отношении, составляет волевой элемент (компонент) умысла.

При прямом умысле осознание лицом общественной опасности своего действия (бездействия) означает понимание, как фактической стороны своего деяния, так и его социальной значимости, т.е. опасности для системы конкретных общественных отношений, охраняемых уголовным законом.

Так, В., привлеченный к ответственности по ст. 198 УК за уклонение от уплаты налога, осознавал, что, включая в декларацию о доходах неправильные данные, значительно занижая сумму полученного дохода, он нарушает соответствующие нормы налогового законодательства, вводит в заблуждение налоговые органы. Вместе с тем он понимал и то, что не выполняет свою конституционную обязанность и в бюджетную систему России не поступают денежные средства, которые должны были бы поступить.

Осознание общественной опасности, как правило, предполагает и осознание противоправности деяния. По этому вопросу в литературе высказывались различные мнения. Некоторые ученые в понятие умысла включают и осознание противоправности деяния13. Однако другие ученые полагают, что сознание противоправности не является обязательным признаком интеллектуального элемента умысла14, поскольку возможно умышленное преступление без знания запрещенния такого деяния уголовным законом. В подтверждение этого мнения обычно ссылаются на невключение законодателем осознания противоправности в определение умысла и приводят данные социологических исследований: например, не всем гражданам известно, что оставление человека, которому требуется неотложная помощь, в опасном состоянии при определенных условиях влечет за собой уголовную ответственность (ст. 125 УК). Однако такие лица могут быть привлечены к ответственности, поскольку в настоящее время продолжает действовать правило, согласно которому незнание закона от ответственности не освобождает (при отсутствии экстремальных условий).

В ряде случаев законодатель признает деяния умышленными лишь при осознании их противоправности. Это, прежде всего, преступления со специальным субъектом, когда на лицо возлагается выполнение или обеспечение соблюдения каких-то правил и обязанностей. Например, за нецелевое расходование бюджетных средств (ст. 285) к ответственности привлекается должностное лицо получателя, которое израсходовало полученные бюджетные средства на цели, не соответствующие условиям их получения.

Иногда в статьи Особенной части УК законодатель включает признак «заведомость». Например, в ст. 196 УК «Преднамеренное банкротство». Указание в статье на заведомость в отношении незаконных действий означает осознание субъектом противоправности деяния. Например, заведомо незаконное задержание (ст. 301 УК).

Осознание общественной опасности совершаемого деяния включает представление субъекта и о тех факультативных признаках объективной стороны, при которых совершается преступление (способ, место, время и др.).

В литературе высказывалось мнение, что эти признаки не охватываются интеллектуальным моментом умысла. Однако, как полагают большинство ученых, эти признаки являются индивидуальными фактическими признаками именно действия или бездействия и в таком качестве должны включаться в содержание умысла15.

Необходимость установления в действиях виновного наличия осознания общественной опасности на практике возникает довольно редко, так как в большинстве случаев умышленных преступлений оно очевидно, о чем свидетельствуют обстоятельства дела.

Отсутствие осознанности общественно опасного характера совершенного деяния может свидетельствовать либо о таком дефекте личности (например, невменяемый), при наличии которого ответственность исключается, либо об отсутствии умышленного совершения преступления. В последнем случае лицо может быть привлечено к ответственности за неосторожное преступление, если таковое предусмотрено законом.

Вторым обязательным признаком интеллектуального компонента прямого умысла является предвидение субъектом возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий действия или бездействия. Уголовное преследование не может иметь места, если обвиняемый не предвидел и не мог предвидеть наступивших последствий.

Предвидение — это мысленное представление лица о результате своего действия или бездействия. Совершая преступление, виновный понимает, какие конкретные последствия повлекут его действия (бездействие). Он также осознает их общественно опасный характер, т.е. вредность для правоохраняемых интересов, а равно неизбежность или возможность как реальную вероятность наступления таких последствий16. Следовательно, предвидением охватывается и общий характер причинно-следственной связи между действием (бездействием) и последствиями.

Согласно законодательному определению прямого умысла предвидение последствий может быть двояким: виновный предвидит возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий.

Чаще всего при прямом умысле имеет место предвидение неизбежности наступления последствий, когда виновный убежден в реальности их наступления и направляет все свои усилия на достижение этого конкретного результата. Так, производя выстрел в упор в голову или иной жизненно важный орган, виновный сознает неизбежность смерти своей жертвы.

В некоторых случаях субъект предвидит наступление общественно опасных последствий не как неизбежных, а как реально возможных. Такое положение встречается в случаях, когда избранный способ совершения преступления влечет не одно, конкретно определенное последствие, но и возможность иного. Так, подкладывая под дверь своей жертвы взрывчатку, виновный рассчитывает таким образом лишить ее жизни. Однако при таком способе убийства желаемое последствие не единственно возможный результат действий виновного и, следовательно, воспринимается им лишь как реально возможное.

Вторым элементом прямого умысла является волевой момент, характеризующийся желанием наступления общественно опасных последствий. Под желанием в психологической литературе понимается стремление к конкретному результату, что предполагает сознательную и целенаправленную деятельность субъекта.

О желании наступления общественно опасных последствий при прямом умысле может свидетельствовать наличие цели достижения конкретных последствий, например лишение жизни должником своего кредитора, чтобы избежать выплаты ему долга. В некоторых случаях о желании достижения определенного результата может свидетельствовать то обстоятельство, что этот результат является промежуточным, но необходимым этапом в достижении конечной цели, например, хищение оружия для последующего нападения на Сбербанк. О желании общественно опасных последствий можно говорить и тогда, когда они оказываются необходимым сопутствующим элементом деяния, например, причинение вреда здоровью при разбое.

Во всех этих случаях виновный относится к преступному результату как к нужному ему событию.

Содержание прямого умысла не исчерпывается одним осознанием последствий, но охватывает иные обстоятельства, как являющиеся элементами состава, так и не являющиеся (факультативные), например способ совершения преступления.

Так, А., решив расправиться со своим недругом, начал стрелять в окно, хотя видел, что в помещении находились и другие лица. В результате несколько человек были тяжело ранены. И хотя А. действовал по мотивам ревности (убийство из ревности подпадает под признаки ч. 1 ст. 105 УК), его действия были квалифицированы по п. «е» ч. 2 ст. 105 как убийство при отягчающих обстоятельствах (общеопасный способ совершения убийства).

В теории уголовного права неоднократно делались попытки изменить законодательное определение прямого умысла.

Так, СВ. Скляров предлагает изменить определение прямого умысла следующим образом:

«Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо сознавало, что его действия (бездействие) нарушают правила поведения, и предвидело неизбежность причинения вреда охраняемым настоящим Кодексом правам и интересам»17.

Данное определение вызывает следующие сомнения. Понятие «правило поведения» слишком неопределенно и выходит за рамки уголовного права, исключение из понятия прямого умысла возможности наступления общественно опасных последствий приведет к необоснованному ограничению круга преступлений, совершаемых с прямым умыслом, и, наконец, понятие «вред» и последствия не являются равнозначными.
2.2 Косвенный и другие виды умысла
Косвенный умысел — это такой вид умысла, при котором лицо осознавало общественную опасность своего действия (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично (ч. 3 ст. 25 УК).

Косвенный умысел совпадает с прямым по такому относящемуся к интеллектуальному элементу признаку, как осознание общественной опасности своего действия или бездействия. Однако второй признак интеллектуального элемента — предвидение возможности общественно опасных последствий — уже отличается от соответствующего признака прямого умысла. Прежде всего, при косвенном умысле невозможно предвидение неизбежности наступления общественно опасных последствий, так как такое предвидение является признаком только прямого умысла. Кроме того, предвидение возможности наступления общественно опасных последствий при косвенном умысле отличается и характером предвидения. Если при прямом умысле виновный предвидит возможность как большую степень вероятности наступления общественно опасных последствий, то при косвенном умысле он предвидит меньшую, хотя со значительной степенью вероятности, реальную возможность наступления общественно опасных последствий18.

Например, Р., поджигая дом своего недруга, действовал с прямым умыслом, предвидя причинение крупного материального ущерба. Его не остановило то, что в доме находилась престарелая мать хозяина дома. Р. допускал, что она может погибнуть, но в то же время полагал, что, возможно, ей удастся выбраться. Женщина погибла. В отношении ее смерти Р. действовал с косвенным умыслом.

Основное различие между прямым и косвенным умыслом следует проводить по волевому элементу. Если при прямом умысле он характеризуется желанием наступления общественно опасных последствий, то при косвенном виновный сознательно допускает их или относится к ним безразлично при отсутствии желания их наступления. Последствие при косвенном умысле чаще всего оказывается той ценой, которую субъект платит за осуществление своих намерений, находящихся иногда за пределами намеченного преступления.

Вместе с тем, являясь двумя разновидностями одного понятия - «умысел», эти два вида имеют общие признаки: осознанность общественной опасности своего действия (бездействия), предвидение последствий своего поведения, негативное отношение к правоохраняемым интересам, социальная безответственность.

Об отсутствии желания наступления общественно опасных последствий при косвенном умысле свидетельствует то, что они не являются ни целью, ни средством, ни этапом, ни сопутствующим элементом деяния. В то же время отсутствие желания причинить вредные последствия не выражается в стремлении избежать их наступления. Воля лица при косвенном умысле занимает не активную, а пассивную по отношению к последствиям позицию, так как эти последствия являются побочным результатом действий (бездействия) виновного, направленных к достижению другой цели.

Так, М, сопровождая погруженные на платформу поезда автобусы, при подъезде к станции заметил вблизи полотна железной дороги группу подростков. При приближении к ним платформы некоторые подростки стали бросать в автобусы камни. Стремясь предотвратить порчу автобусов, М. стал кидать подвернувшиеся под руку предметы в сторону ребят. Одним из них был причинен тяжкий вред здоровью подростка. В этом случае М. преследовал цель — предотвратить порчу автобусов, но ради достижения этой цели (в данном случае непреступной) он внутренне согласился с возможностью наступления тяжких последствий. Бросая на довольно близком расстоянии тяжелые металлические предметы, М. предвидел возможность наступления тяжких последствий, хотя и не желал их.

Сознательное допущение наступления последствий представляет собой такой ход мышления, при котором субъект, не желая наступления общественно опасных последствий, тем не менее, согласен на их наступление.

Безразличное отношение к последствиям мало чем отличается от сознательного их допущения, оно характеризуется отсутствием «активных эмоциональных переживаний в связи с общественно опасными последствиями, реальная возможность наступления которых отражается опережающим сознанием виновного. В этом случае субъект причиняет вред общественным отношениям, что называется, «не задумываясь» о последствиях совершаемого деяния, хотя возможность их причинения представляется ему весьма реальной»19.

В УК 1960 г. волевой компонент косвенного умысла характеризовался как сознательное допущение общественно опасных последствий. Однако в уголовно-правовой литературе высказывалось мнение о необходимости дополнения волевого компонента указанием и на безразличное отношение к последствиям20.

Отдельные ученые считали эти два понятия тождественными, а некоторые полагали, что они означают два вида волевого отношения к последствиям и «представляют собой различные оттенки одного и того же психического процесса, но первый из них шире второго, вследствие чего второй является как бы частным случаем первого»21.

Высказывается и такое мнение: «Сам термин «безразличное отношение» представляется несколько сомнительным, поскольку безразличие к какому-либо предмету означает, что этот предмет оставляет субъекта совершенно равнодушным, не вызывает у него никакого отношения»22.

Чаще всего волевой элемент косвенного умысла заключается в сознательном допущении последствий при безразличном к ним отношении. На оба этих признака указывал и Н.С. Таганцев, считавший, что косвенный умысел имеет место в случаях, когда виновный «предвидел, что предпринятое им произвело такое нарушение... безразлично к этому относился, допускал его наступление»23.

Как представляется, сознательное допущение последствий и безразличное к ним отношение являются разновидностями одного понятия. Однако безразличное отношение к общественно опасным последствиям точнее отражает специфику волевого критерия.

2.3 Значение прямого и косвенного умысла

В юридической литературе предлагались иные, отличные от законодательного определения понятия не только прямого, но и косвенного умысла. Например: «Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало, что его действия (бездействие) нарушают правила поведения, и предвидело возможность причинения вреда охраняемым настоящим Кодексом правам и интересам»24.

Законодательная конструкция умысла, как уже отмечалось, рассчитана на такие составы преступления, которые признаются оконченными при наступлении общественно опасных последствий. В тех же случаях, когда законодатель признает оконченным преступлением совершение одного действия или бездействия, вынося возможные последствия за пределы состава преступления, законодательная формулировка умысла полностью неприменима. Вынося возможные последствия за пределы состава, законодатель тем самым не требует установления характера предвидения этих последствий. Следовательно, в таких случаях правоприменительные органы должны устанавливать осознанность общественной опасности совершаемого действия или бездействия и волевое отношение к деянию. При прямом умысле это волевое отношение к деянию характеризуется желанием его совершения25.

При совершении преступлений, моментом окончания которых законодатель признает совершение действия или бездействия, косвенный умысел невозможен. Так, совершая оскорбление, виновный не может сознательно допускать или безразлично относиться к своему же деянию, он желает его совершить26.

Практическое значение разграничения прямого и косвенного умысла проявляется прежде всего при решении вопросов об ответственности за неоконченное преступление. Готовиться к совершению преступления (ч. 1 ст. 30 УК) и покушаться на преступление (ч. 3 ст. 30 УК) можно лишь с прямым умыслом. Так, если убийство (ст. ст. 105 - 107 УК) может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, т.е. когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (см. п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 27.01.1999 N 1).

Если виновный действовал с косвенным умыслом, но общественно опасное последствие, возможность которого он предвидел, не желая его наступления, а лишь сознательно допуская либо относясь безразлично, не наступило, то он подлежит ответственности только за фактически содеянное (в частности, по ст. 111 УК), а не за покушение за наступившее, но не желаемое им последствие.

Например, по делу о незаконном приобретении и ношении взрывного устройства - гранаты, а также о покушении на убийство действия осужденного были переквалифицированы с ч. 3 ст. 30 и подп. "а", "е" ч. 2 ст. 105 УК на ч. 1 ст. 118 УК, так как судом на основе исследованных доказательств достоверно не установлены прямой умысел и мотив покушения на убийство двух лиц общеопасным способом; действия осужденного переквалифицированы с учетом фактически причиненного А. тяжкого вреда здоровью, а П. - легкого вреда здоровью - по неосторожности.

УК не предусматривает ответственности за неосторожное причинение легкого вреда здоровью, в связи с чем содеянное в этой части осужденным, не являющимся специальным субъектом, квалифицировано по ч. 1 ст. 118 УК как причинение тяжкого вреда здоровью А. по неосторожности в виде небрежности, поскольку Ф. не предвидел возможность наступления указанных общественно опасных последствий своих действий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия, как это определено в ст. 26 УК27

Деление умысла на прямой и косвенный позволяет определить степень вины, степень общественной опасности деяния и личности виновного и, следовательно, должно учитываться при индивидуализации ответственности и наказания.

Считается, что преступления, совершаемые с прямым умыслом, при прочих равных условиях характеризуются более высокой степенью общественной опасности, так как при косвенном умысле воля субъекта по отношению к возможным последствиям занимает пассивную позицию.

2.4 Иные виды умысла

В уголовном законодательстве содержится определение лишь двух видов умысла. Однако в теории уголовного права выделяются и иные виды (подвиды) умысла, с которыми сталкиваются правоприменительные органы при расследовании и судебном рассмотрении дел. Выделяемые в теории подвиды умысла не составляют самостоятельной формы вины, не заменяют понятий прямого и косвенного умысла, а существуют лишь в их рамках. Деление умысла на подвиды, основанное на учении об особенностях психического отношения виновного при совершении умышленных преступлений, позволяет более точно индивидуализировать психическое отношение субъекта к совершаемому деянию, определить степень его вины, индивидуализировать наказание28.

В зависимости от времени формирования преступного намерения выделяют заранее обдуманный и внезапно возникший умыслы.

Заранее обдуманный умысел (предумысел) формируется до совершения преступления. Для него характерно, что намерение совершить преступление осуществляется через какой-то промежуток времени, в течение которого лицо обдумывает детали преступления, выбирает соучастников, составляет план, намечает способ совершения преступления и т.п. Наличие заранее обдуманного умысла на квалификацию, как правило, не влияет. Чаще всего он выступает как атрибут институтов приготовления и организованной группы. Вместе с тем заранее обдуманный Умысел может свидетельствовать о более высокой степени вины, а также общественной опасности лица, намеревающегося совершить преступление. При заранее обдуманном умысле виновный более тщательно готовится к преступлению, обдумывает способы его сокрытия, прибегая порой к изощренным, требующим тщательной подготовки действиям29.

Однако наличие заранее обдуманного умысла может и не свидетельствовать о повышенной степени общественной опасности лица, намеревающегося совершить преступление. Это может иметь место в случаях, когда значительный промежуток времени между сформированием умысла и его осуществлением объясняется колебаниями субъекта, поисками других вариантов решения проблемы.

При внезапно возникшем умысле намерение совершить преступление возникает внезапно и через незначительный промежуток времени приводится в исполнение. Лицо, совершающее преступление с внезапно возникшим умыслом, как правило, не обладает стойкими преступными намерениями. Обычно умысел появляется при обстоятельствах, способствующих совершению преступления30.

Наличие заранее обдуманного или внезапно возникшего умысла не всегда свидетельствует о большей или меньшей степени общественной опасности лица, совершающего преступление. Так, лицо, совершившее убийство из хулиганских побуждений встречного гражданина, потому что последний ему не понравился, безусловно, характеризуется более высокой степенью общественной опасности, нежели гражданин, совершивший убийство из ревности после долгих колебаний и раздумий.

Разновидностью внезапно возникшего умысла является аффектированный умысел. Состояние сильного душевного волнения, характерное для аффектированного умысла, ослабляет, а порой даже полностью парализует тормозящие процессы, затрудняет осознание субъектом совершаемого деяния, исключает обдуманность действий. Уголовно-правовое значение аффектированный умысел имеет лишь в тех случаях, когда его возникновение обусловлено неправомерными действиями других лиц, обычно потерпевших. Такого рода действия или длительная психотравмирующая ситуация вызывают у субъекта эмоциональное волнение, затрудняющее сознательный контроль за волевыми процессами. Влияние ситуации как внешнего повода совершения преступления учитывается законодателем при конструировании некоторых составов преступления31. Так, убийство в состоянии аффекта (ст. 107 УК) и причинение тяжкого либо средней тяжести вреда здоровью в таком же состоянии (ст. 113 УК) отнесены законодателем к числу привилегированных составов, т.е. составов со смягчающими признаками.

Аффектированный умысел при совершении отдельных преступлении дал наряду с другими обстоятельствами основание для включения в действующий УК общей нормы об уголовной ответственности лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости (ст. 22 УК). В зависимости от направленности и степени определенности и представлений субъекта о важнейших фактических и социальных свойствах своего деяния и его последствий умысел может быть конкретизированным и неконкретизированным32.

Конкретизированный умысел имеет место в случаях, когда виновный точно определяет желаемый результат и предвидит наступление конкретных общественно опасных последствий. Умысел характеризуется, как правило, четким представлением о каком-то одном индивидуально определенном результате.

Так, А., узнав, что у его знакомой имеется 10 тыс. долларов США, проник к ней в квартиру и совершил кражу денег. В данном случае А. действовал с прямым конкретизированным умыслом.

Разновидностью конкретизированного умысла является умысел альтернативный, когда субъект допускает одинаковую возможность наступления в результате своего деяния двух или более определенных общественно опасных последствий. Умыслом в этих случаях может охватываться и то, что своими действиями он причиняет вред одному или другому объекту. Например, убьет или причинит тяжкий вред здоровью. Преступления, совершенные с альтернативным умыслом, квалифицируются в зависимости от наступивших последствий.

При неконкретизированном умысле у субъекта имеется общее представление о причиняющих свойствах деяния и его последствиях, которые хотя и охватывались в общей форме предвидением виновного, однако величина ущерба не конкретизирована. Так, при избиении жертвы в драке виновный сознает, что причиняет вред здоровью, но не знает степени тяжести этого вреда. В этих случаях ответственность определяется фактически наступившими последствиями. По вопросу о том, какой вид умысла (прямой или косвенный) возможен при совершении преступлений, характеризующихся перечисленными подвидами умысла, в юридической литературе высказываются различные мнения: а) при наличии любого подвида речь идет только о прямом умысел; б) при любом подвиде возможен как прямой, так и косвенный умысел; в) в преступлениях, совершенных с конкретизированным и альтернативным умыслом, налицо только прямой умысел, в остальных же случаях умысел может быть как прямым, так и косвенным; г) совершение преступления с определенным, неопределенным и альтернативным умыслом возможно как при прямом, так и при косвенном умысле, ибо волевое содержание умысла при одной и той же степени определеннсти может быть различным, а критерием отнесения указанных подвидов умысла к прямому или косвенному является степень конкретности представлений лица об основных социальных свойствах деяния, а этот критерий лежит в плоскости интеллектуального элемента умысла33.

Представляется, что при наличии конкретизированного или альтернативного умысла речь может идти лишь о прямом умысле, поскольку названные подвиды умысла предполагают предвидение конкретных последствий и желание их наступления.

Однако при неконкретизированном умысле и внезапно возникшем волевой критерий умысла может характеризоваться также сознательным допущением либо безразличным отношением к общественно опасным последствиям, возможность наступления которых субъект предвидит.
Заключение

Используя множество подходов к рассмотрению данной темы, мы выяснили, что умысел в форме вины существует двух видов – прямой и косвенный. В результате рассмотрения данного вопроса необходимо сделать несколько выводов.


В основе теоретических представлений о вине в отечественном уголовном праве лежит психологическая концепция, при которой умысел и неосторожность выступают как виды вины. В отличие от оценочной концепции, природа вины при такой ее трактовке относится к сфере психики человека, а сама вина рассматривается в качестве первичного факта, самостоятельно существующего до и независимо от его установления.

Для понимания особенностей вины принципиально важно разделять аспекты явления и понятия. При этом на уровне явления вина представляет собой отдельное психическое отношение. На уровне понятия вина, ее виды и подвиды являются теоретическими абстракциями; они могут иметь в качестве реального аналога как отдельное явление, так и отдельный класс явлений. Логическая характеристика понятий, обозначающих указанные явления и их классы (как общих или единичных, абстрактных и несобирательных), а также отношений между такими понятиями (совместимости и несовместимости, координации и субординации) позволяет полнее раскрыть свойства соответствующих явлений и показать некорректность терминологического обозначения видов вины в качестве ее форм.

Умысел представляет собой многоаспектное уголовно-правовое явление, в рамках теоретического анализа которого выделяются психологическая, социальная и юридическая стороны умысла. Применительно ко всем этим сторонам могут быть описаны различные свойства умысла. При этом помимо общих свойств каждой из трех сторон умысла, показывающих его принадлежность к классу явлений вины в целом, следует различать специфические свойства умысла, которые также относятся к психологической (адекватное восприятие социально значимых обстоятельств совершаемого преступного деяния и положительное отношение к его совершению), социальной (повышенная общественная опасность и повышенная упречность умышленного преступного поведения) и юридической (специфика описания в законе и правовых последствий умышленного преступного поведения) его сторонам, но показывают уже отличие умысла от неосторожности.

Рассмотрение умысла на нормативном уровне основывается на исследовании его юридических конструкций, как содержащихся в уголовном законе, так и не указанных в нем, но также имеющих правовое значение. К основным юридическим конструкциям умысла относятся прямой и косвенный, определенный и неопределенный, заранее обдуманный и внезапно возникший его виды, которые выделяются соответственно по критериям интеллектуально-волевому, определенности восприятия и быстроты реализации умысла. При этом понятия видов умысла в рамках каждого из этих его делений по отношению к другим его делениям по общему правилу являются совместимыми.

Для интеллектуальных элементов прямого и косвенного умысла существенным является разделение двух признаков, которые сегодня не в полной мере отражены в УК РФ: центрального признака умысла в виде осознания общественной опасности совершаемого деяния в целом и признака осознания фактических обстоятельств, предусмотренных составом преступления. Анализ первого из данных признаков позволяет установить подходы к решению проблемы использования различных презумпций для облегчения его установления на практике, а также проблемы отсутствия в ряде случаев представлений об общественной опасности деяния. Анализ второго признака позволяет определить понятие предметного содержания умысла, показать его значение и специфику нормативной характеристики относящихся к нему обстоятельств.

Список использованной литературы



Нормативно-правовые акты

  1. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года // Российская газета. – 1993. – № 237.

  2. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ / Собрание законодательства Российской Федерации от 17 июня 1996 г. N 25 ст. 2954

  3. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации от 24 декабря 2001 г. N 52 (часть I) ст. 4921.

Литература

  1. Ветров, Н.И. и Ляпунов, Ю.И. Уголовное право Часть Общая Часть Особенная / под ред. Н.И. Ветрова и Ю.И. Ляпунова – М.: Юриспруденция, 2008. – 1045с.

  2. Гребенюк А.В. Вина в российском уголовном праве: автореф. дис. . канд. юрид. наук: / Гребенюк А.В. - Ростов-на-Дону, 2004. – 33с.

  3. Грачева Ю.В., Князькина А.К. и др. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / под ред. Есакова Г.А. – М.: «Проспект», 2010. – 786с.

  4. Дагель П.С., Михеев Р.И. Установление субъективной стороны преступления. - Владивосток, 1972. 69с.

  5. Дубовиченко С.В. Интеллектуальные моменты умышленной формы вины: автореф. дис. . канд. юрид. наук: / Дубовиченко С.В. - Казань, 2007. – 30с.

  6. Иванов С.А. Понятие вины и ее основные характеристики в уголовном праве России: автореф. дис. . канд. юрид. наук: / Иванов С.А. - Ростов-на-Дону, 2004. – 29с.

  7. Игнатов А.Н. О понятии вины в уголовном праве // Законы России: Опыт; Анализ; Практика. - 2007. - № 3. – С. 33-39.

  8. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) (2-е издание, исправленное, дополненное и переработанное) / под ред. Чучаева А.И. – М.: ИНФРА-М, 2010. – 894с.

  9. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / отв. ред. В.М. Лебедев. – 9-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2010. – 982с.

  10. Кочои, С.М. Уголовное право Общая и Особенная части / под ред. С.М. Кочои – М.: Волтерс Клувер, 2010. – 780с.

  11. Паньков И.В. Вопросы законодательного регулирования умышленной вины // Право и политика. 2008. - № 4. – С. 27-31.

  12. Паньков И.В. Теоретические аспекты умышленной вины по российскому уголовному праву // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. 2008. - № 29. – С. 20-26.

  13. Пикалов, И.А. Уголовное право Общая и Особенная части / под ред. И.А. Пикалова – М.: Эксмо, 2010. – 990с.

  14. Пионтковский АЛ. Учение о преступлении по советскому уголовному праву. - М., 1961. – 592с.

  15. Плотников А.И. Спорные вопросы законодательной характеристики умысла // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке. Материалы Второй международной научно-практической конференции. М., 2005. С. 125-128.

  16. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации"(постатейный)(13-е издание, переработанное и дополненное)(отв. ред. В.М. Лебедев)("Юрайт", 2013)

  17. Редин М.П. О методологии и методах научного познания преступлений, совершаемых с прямым умыслом // Юридическая мысль. - 2006. - №6. – С. 19-24.

  18. Скляров С.В. Вина и мотивы преступного поведения. - СПб., 2004. – 173с.

  19. Таганцев Н.С. Русское уголовное право: Лекции: Часть Общая. Т. 1. - М., 1994. – 683с.

  20. Филимонов В. Теоретические проблемы учения о вине в уголовном праве // Уголовное право. 2004. - № 4. – С. 21-29.

  21. Чанышев Д.А. Вопросы дифференциации вины в российском уголовном праве: автореф. дис. . канд. юрид. наук: / Чанышев Д.А. - Владивосток, 2009. – 31с.

  22. Чучаев, А.И. и Нырков, Н.А. Уголовное право России Общая часть / под ред. А. И. Чучаева – М.: Феникс, 2009. – 578с.

  23. Шиян, В.И., Гриб В.Г. и Ильин И.С. Уголовное право России Общая часть / под общ. ред. В.И. Шияна и В.Г. Гриба – М.: Омега-Л, 2010. – 684с.

1 Иванов С.А. Понятие вины и ее основные характеристики в уголовном праве России: автореф. дис. . канд. юрид. наук: / Иванов С.А. - Ростов-на-Дону, 2004. – С. 18.

2 Нерсесян В. А. Неосторожная вина, Москва, 1988.- С. 19-20

3 Плотников А.И. Спорные вопросы законодательной характеристики умысла // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке. Материалы Второй международной научно-практической конференции. М., 2005. С. 125.

4 Чучаев, А.И. и Нырков, Н.А. Уголовное право России Общая часть / под ред. А.И. Чучаева – М.: Феникс, 2009. – С. 117.

5 Игнатов А.Н. О понятии вины в уголовном праве // Законы России: Опыт; Анализ; Практика. - 2007. - № 3. – С. 33.

6 Кочои, С.М. Уголовное право Общая и Особенная части / под ред. С.М. Кочои – М.: Волтерс Клувер, 2010. – С. 97.

7 Дагель П.С., Михеев Р.И. Установление субъективной стороны преступления. Владивосток, 1972. С. 17.

8 Гребенюк А.В. Вина в российском уголовном праве: автореф. дис. . канд. юрид. наук: / Гребенюк А.В. - Ростов-на-Дону, 2004. – С. 20.

9 Чанышев Д. А. Вопросы дифференциации вины в российском уголовном праве: автореф. дис. . канд. юрид. наук: / Чанышев Д.А. - Владивосток, 2009. – С. 18.

10 Пикалов, И.А. Уголовное право Общая и Особенная части / под ред. И.А. Пикалова – М.: Эксмо, 2010. – С. 108.

11 Филимонов В. Теоретические проблемы учения о вине в уголовном праве // Уголовное право. 2004. - № 4. – С. 23-24.

12 Дубовиченко С.В. Интеллектуальные моменты умышленной формы вины: автореф. дис. . канд. юрид. наук: / Дубовиченко С.В. - Казань, 2007. – С. 21.

13 Пионтковский АЛ. Учение о преступлении по советскому уголовному праву. - М., 1961. - С. 350.

14 Паньков И.В. Теоретические аспекты умышленной вины по российскому уголовному праву // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. 2008. - № 29. – С. 23.

15 Ветров, Н.И. и Ляпунов, Ю.И. Уголовное право Часть Общая Часть Особенная / под ред. Н.И. Ветрова и Ю.И. Ляпунова – М.: Юриспруденция, 2008. – С. 104.

16 Редин М.П. О методологии и методах научного познания преступлений, совершаемых с прямым умыслом // Юридическая мысль. - 2006. - №6. – С. 22.

17 Скляров С.В. Вина и мотивы преступного поведения. - СПб., 2004. - С. 38.

18 Шиян, В.И., Гриб В.Г. и Ильин И.С. Уголовное право России Общая часть / под общ. ред. В.И. Шияна и В.Г. Гриба – М.: Омега-Л, 2010. – С. 129.

19 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) (2-е издание, исправленное, дополненное и переработанное) / под ред. Чучаева А.И. – М.: ИНФРА-М, 2010. – С. 98.

20 Паньков И.В. Вопросы законодательного регулирования умышленной вины // Право и политика. 2008. - № 4. – С. 29.

21 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / отв. ред. В.М. Лебедев. – 9-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2010. – С. 79.

22 Грачева Ю.В., Князькина А.К. и др. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / под ред. Есакова Г.А. – М.: «Проспект», 2010. – С. 83.

23 Таганцев Н.С. Русское уголовное право: Лекции: Часть Общая. Т. 1. М., 1994. - С. 240.

24 Пикалов, И.А. Уголовное право Общая и Особенная части / под ред. И.А. Пикалова – М.: Эксмо, 2010. – С. 111.

25 Кочои, С.М. Уголовное право Общая и Особенная части / под ред. С.М. Кочои – М.: Волтерс Клувер, 2010. – С. 99.

26 Чанышев Д. А. Вопросы дифференциации вины в российском уголовном праве: автореф. дис. . канд. юрид. наук: / Чанышев Д.А. - Владивосток, 2009. – С. 20.

27 "Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации"(постатейный)(13-е издание, переработанное и дополненное)(отв. ред. В.М. Лебедев)("Юрайт", 2013)- С. 59.

28 Ветров, Н.И. и Ляпунов, Ю.И. Уголовное право Часть Общая Часть Особенная / под ред. Н.И. Ветрова и Ю.И. Ляпунова – М.: Юриспруденция, 2008. – С. 106.

29 Дубовиченко С.В. Интеллектуальные моменты умышленной формы вины: автореф. дис. . канд. юрид. наук: / Дубовиченко С.В. - Казань, 2007. – С. 23.

30 Чанышев Д. А. Вопросы дифференциации вины в российском уголовном праве: автореф. дис. . канд. юрид. наук: / Чанышев Д.А. - Владивосток, 2009. – С. 21.

31 Ветров, Н.И. и Ляпунов, Ю.И. Уголовное право Часть Общая Часть Особенная / под ред. Н.И. Ветрова и Ю.И. Ляпунова – М.: Юриспруденция, 2008. – С. 107.

32 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / отв. ред. В.М. Лебедев. – 9-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2010. – С. 82.

33 Плотников А.И. Спорные вопросы законодательной характеристики умысла // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке. Материалы Второй международной научно-практической конференции. М., 2005. С. 127.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3


База данных защищена авторским правом ©coolnew.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница
Контрольная работа
Курсовая работа
Теоретические основы
Лабораторная работа
Методические указания
Общая характеристика
Рабочая программа
Теоретические аспекты
Методические рекомендации
Практическая работа
Пояснительная записка
Дипломная работа
Федеральное государственное
История развития
Общие сведения
Учебное пособие
Основная часть
Теоретическая часть
Физическая культура
Направление подготовки
государственное бюджетное
Самостоятельная работа
История возникновения
Краткая характеристика
Практическое задание
Методическая разработка
Выпускная квалификационная
квалификационная работа
Название дисциплины
бюджетное учреждение
Гражданское право
государственное образовательное
Общие положения
образовательное бюджетное
Российская академия
история возникновения
Современное состояние
образовательная организация
Уголовное право
Общая часть
прохождении учебной
теоретические основы
Техническое задание
Понятие сущность
Финансовое планирование
Физические основы
Правовое регулирование
Методическое пособие
Фамилия студента
Финансовое право
Экономическая теория