Наиболее известным представителем цивилизационного подхода в последние годы считался английский историк А. Тойнби



Скачать 69.72 Kb.
страница1/2
Дата12.01.2018
Размер69.72 Kb.
Название файлатойнби.docx
ТипКнига
  1   2

Наиболее известным представителем цивилизационного подхода в последние годы считался английский историк А. Тойнби. В своем двенадцатитомном «Исследовании истории» (1934-1961) он рассматривает историю как процесс круговорота отдельных, относительно замкнутых цивилизаций, каждая из которых проходит стадии возникновения, роста, надлома и разложения, а затем гибнет. Как признает он сам, толчком для его исследований послужила книга О. Шпенглера, но в ней он не нашел ответа на главный вопрос: как возникают цивилизации?

«Одним из кардинальных положений моей теории, - писал А. Тойнби, - была мысль о том, что наименьшей ячейкой умопостигаемого поля исторического исследования должно служить целое общество, а не случайные фрагменты его, вроде национальных государств современного Запада или городов-государств греко-римского периода. Другой отправной точкой для меня было то, что истории развития всех обществ, подходящих под определение цивилизации, были в определенном смысле параллельны и современны друг другу; и вот эти-то главные мысли были также краеугольным камнем системы Шпенглера. Однако, когда я стал искать в книге Шпенглера ответ на вопрос о генезисе цивилизаций, я увидел, что мне осталось еще над чем поработать, ибо как раз в этом вопросе Шпенглер оказался, по моему мнению, поразительным догматиком и детерминистом»[73].

Действительно, О. Шпенглер считал, что цивилизации возникали, развивались и приходили в упадок в точно определенные сроки. Время существования каждой из них измерялось точно 1 000 годами, но почему это происходит так, а не иначе, он нигде не объяснил. Кроме того, само понимание цивилизации у О. Шпенглера расходилось с пониманием А. Тойнби. Ведь для О. Шпенглера эпоха цивилизации, как мы видели, была связана с упадком творческих возможностей культуры. А. Тойнби рассматривал цивилизации как возрождение творческих возможностей отдельных групп обществ, перешедших от длительного существования в условиях дикости или отсталости к новой жизни. Для него, как историка, очень важно было исследовать не истории отдельных стран и государств, а целостных их образований или систем, которые он и называет цивилизациями.

Обсуждая вопрос о причинах развития и движущих силах цивилизаций, А. Тойнби решительно возражает против расового и географического подхода к причинам их возникновения и развития. Сторонники первого подхода считают, что именно расовые особенности людей определяют уровень их культуры, а благодаря этому и особенности, объединяющей их цивилизации. На самом деле, указывает А. Тойнби, чистых рас нет, и создателями перечисленных им цивилизаций в одном случае являются белые, в других случаях - желтые, краснокожие и черные расы. Что касается влияния географических условий, то он резонно замечает, что природные условия в нижних течениях рек Нила и Иордана примерно одинаковы, но в первом случае они способствовали появлению египетской цивилизации, во втором - никакой цивилизации не возникло. Очень мало общего и у «речных цивилизаций» Нила и Янцзы.


Благоприятные природные условия, конечно, способствуют появлению и росту цивилизаций, но главная| причина их происхождения и развития заключается в борьбе с теми неблагоприятными условиями как природного, так и человеческого характера, которые время от времени возникают перед обществом.

А. Тойнби считает, что «цивилизации рождаются и развиваются, успешно отвечая на последовательные «Вызовы»[74] природы и истории». Примечательно, что одна из» глав его книги носит название «Достоинства несчастья». Соответственно своей концепции, он пишет «Вызовы» прописной буквы и делит их на три группы.

Во-первых, неблагоприятные природные условия. Так, например, болота в дельте Нила стали вызовом для древних египтян, которые в ответ на это объединились и особую цивилизацию. Тропический лес Юкатана стал| причиной возникновения цивилизации майя, а Эгейское море - цивилизации древних греков. Леса и морозы были вызовом для русских и стали стимулом для возникновения их цивилизации. Следуя такой логике, можно было бы утверждать, что дожди и туманы породили английскую цивилизацию, но этого почему-то А. Тойнби не говорит. По этому поводу Л.Н. Гумилев справедливо писал, что «самое важное - соотношение человека с ландшафтом, концепцией А. Тойнби не решено, а запутано. Тезис, согласно которому суровая природа стимулирует человека к повышенной активности, с одной стороны, - вариант географического детерминизма, а с другой просто неверен»[75].



Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2


База данных защищена авторским правом ©coolnew.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница